Олег Николаев о негативных последствиях применения статьи 54.1 Налогового кодекса РФ

На пленарном заседании Государственной Думы 2 апреля от фракции «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» с десятиминутным заявлением по актуальным социально-экономическим, политическим и иным вопросам выступил Олег Николаев:

– Уважаемый Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги!

Президент страны настойчиво обращает наше внимание и внимание общества на то, что важнейшей задачей развития экономики, а, значит, в целом страны является улучшение делового климата. Об этом он говорил в прошлогоднем Послании, в Послании этого года, а также недавно, это было 19 марта, на коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Если в случае с правоохранительными органами работа, прежде всего, в силу пристального внимания к этой проблеме со стороны Президента, движется в положительном ключе, то действия Федеральной налоговой службы в этой сфере пока еще обойдены вниманием.

Федеральная налоговая служба зачастую путем издания инструкций, разного рода разъяснений создает и формирует разнонаправленные подходы к реализации положений действующего законодательства. Иногда эти разъяснения идут вразрез с имеющейся судебной практикой и с обычаями делового оборота.

В своем выступлении сегодня я остановлюсь на примере реализации одной из норм Налогового кодекса Российской Федерации.

В ходе встреч с предпринимателями достаточно часто поднимается вопрос о формировании негативной практики применения статьи 54.1 Налогового кодекса. Суть проблемы заключается в том, что из-за неуплаты налога на добавленную стоимость одним из многочисленных поставщиков зачастую страдает конечный производитель продукции. А это, как правило, предприятия реального сектора экономики.

Эти предприятия реального сектора экономики, как правило, реализуют большие инвестиционные проекты, создают новые рабочие места, тем самым осуществляют реальный вклад в реализацию указа Президента страны, в реализацию той стратегии развития страны и в достижение задачи вхождения нашей экономики в пятерку ведущих.

Однако из-за начисляемых им дополнительных налоговых платежей и штрафов, зачастую несправедливых начислений, ставится под угрозу иногда даже их дальнейшая деятельность. Кроме того, налицо то, что наказанию подвергается не нарушитель, который продолжает свою незаконную деятельность, а «доступный» для органов Федеральной налоговой службы субъект хозяйственной деятельности, при этом добросовестно исполняющий свои обязанности по уплате налогов и иным обязательствам в соответствии с законодательством.

Достаточно часто ещё бывает так, что вслед за инспекторами налоговой приходят влиятельные люди, которые предлагают решить вопрос за определенный процент от начисленных штрафов и пеней, что в свою очередь порождает коррупционную составляющую, не решая системные проблемы этих предприятий.

Названная норма, уважаемые коллеги, статья 54.1, была введена Федеральным законом 167 18 июля 2017 года. При принятии решения авторы убеждали, что данная норма направленна на предотвращение использования агрессивных механизмов налоговой оптимизации, тем самым был заменен подход к решению проблемы злоупотребления налогоплательщиком своими правами.

Также можно сказать, что была перечеркнута вся имеющаяся на тот момент практика реализации Постановления Пленума Верховного Арбитражного Суда номер 53 от 12 октября 2006 года, которое регулировало взаимоотношения в этой сфере.

При этом при принятии закона Федеральная налоговая служба неоднократно на различных площадках, в том числе и на площадке Государственной Думы, говорила о том, что положения статьи 54.1 будут применяться только на те проверки, которые будут назначаться после принятия данного закона и, соответственно, будут распространяться на налоговые периоды, последующие после принятия данного закона.

Однако в жизни все происходит иначе. Для того, чтобы это было убедительно и ярко, я расскажу вам на конкретном примере, с которым лично столкнулся в ходе работы на региональной неделе в Чувашской Республике.

Итак, предприятие «Марпосадкабель», которое находится в очень маленьком городе Марпосаде Чувашской Республики, где проживают около 9 тысяч человек. Сам город, кстати, распоряжением номер 13-98 от 29 июля 2014 года включён в категорию монопрофильного муниципального образования Российской Федерации, то есть моногорода с наиболее сложным социально-экономическим положением.

Данное предприятие за последние два года реализовало инвестиционный проект на сумму более 150 миллионов рублей, создало 117 новых рабочих мест, преодолело объём выручки продукции в год на 1 миллиард рублей. И что важно, уважаемые коллеги, вся эта работа проводилась при достаточно активной поддержке Фонда развития промышленности. Предприятие, естественно, имело планы дальнейшего развития, и когда мы говорили с руководством предприятия, оно говорило о том, что на 2019 года запланирован новый инвестиционный проект примерно на 180 миллионов рублей, где должно было создаться ещё 80 рабочих мест. Естественно, этот проект пока под вопросом.

Уважаемые коллеги, в 2018 году приходит на предприятие выездная налоговая проверка, и проверяет период с 1 января 2014 года по 31 декабря 2016 года, и, естественно, насчитывает недоимки в размере около 60 миллионов рублей, а в структуре очень интересная картина раскрывается, 19,5 миллиона рублей – это якобы неуплата НДС, причём неуплата не самой организацией, как я уже сказал, а одним из многочисленных поставщиков сырья для производства продукции этим предприятием. Причем, якобы это нарушение было допущено этим предприятием в 2015 году, хотя налоговая служба в ходе камеральных проверок до этого никаких нарушений у предприятия не находила.

Далее ещё интереснее картина, налог на прибыль в размере 22,3 миллиона рублей. По мнению налоговой инспекции, та продукция, на которую не оплачен НДС, не подлежит включению в себестоимость, то есть получается предприятие производило свою продукцию, реализуя ее потребителям, из воздуха и насчитывается, соответственно, на него налог на прибыль дополнительный 22,3 миллиона рублей и, соответственно, 18,2 миллиона рублей пени и штрафов на те суммы, которые я ранее назвал.

И весь сыр-бор завёлся только из-за того, что некая фирма «Матрикс», поставляющая сырьё на момент проверки, то есть в 2018 году, налоговой инспекцией не обнаружена в числе действующих предприятий, хотя до этого никаких вопросов к нему не было, потому что все сведения, которые необходимы были для предоставления в ходе камеральной проверки, это предприятие предоставляло.

Лично я, как гражданин Российской Федерации, воспользовался сервисами налоговой службы, посмотрел и увидел, что в принципе и информация об этом предприятии имеется, я не знаю, насколько она там дополнена, но тем не менее сервисы выдают соответствующую информацию. Но налоговая инспекция почему-то считает или не хочет заниматься этим вопросом. Получается странная картина, предприятие, которое работает открыто, добросовестно, становится заложником своей законопослушности, на него вешается ответственность за иное предприятие, нарушения которого по непонятным причинам не интересны для того, чтобы налоговая служба или иные компетентные органы занимались и наказывали того человека, который в этом виноват и соответствующий проступок совершил.

Таким образом, данным конкретным примером ставится под угрозу дальнейшая реализация действующего и запланированного инвестиционного проекта, обострение напряжённости в и без того сложном муниципальном образовании. Но самое главное, в силу не единичности таких примеров по стране такой подход в формировании правоприменения названной нормы очень сильно бьёт по деловому климату в нашей стране.

Уважаемые коллеги, конечно, платить налоги – должно быть правилом приличия, но налоги за себя, за свою деятельность, если речь о штрафах, за те нарушения, которые совершило само предприятие или субъект хозяйственной деятельности.

Лично я, как депутат, написал письмо Мишустину (руководитель Федеральной налоговой службы России – Прим. ред.) по этому вопросу, и он мне ответил, что по данным вопросам руководитель региональной налоговой инспекции или его заместитель принимает два вида решения: либо о взыскании, либо об отказе во взыскании по такого рода нарушениям.

Возникает вопрос: по каким критериям тогда формируется такое единоличное решение руководителя или заместителя руководителя налоговой инспекции, по этим совершенно непонятным предприятиям, почему то или иное решение принимается?

И возможно как раз эта проблема является причиной того, что более 90% предпринимателей из опрошенных Российским союзом промышленников и предпринимателей говорят о том, что практически невозможно договариваться или судиться с налоговой инспекцией в поисках справедливости.

Поэтому, уважаемые коллеги, для того, чтобы нам дальше выработать позицию по этому вопросу, предлагается запросить сегодня (и я предлагаю дать поручение может быть Комитету по бюджету и налогам) в Министерстве финансов и Федеральной налоговой службе информацию о количестве проведенных налоговых проверок по данному пункту, соответственно, о количестве вынесенных и отказанных нарушений, и соответственно, сколько предпринимателей смогло защитить свои права по данным нарушениям.

Спасибо большое.

Источник


Добавить комментарий