Татарстан поборется в Госдуме за языковую обязаловку

Ноту протеста готовят в Госсовете Татарстана на законопроект о добровольном изучении в школах национальных языков республик, внесенный в Госдуму РФ группой депутатов. Один из инициаторов законопроекта, депутат Олег Николаев, объяснил «Вечерней Казани», что побудило парламентариев закрепить в федеральном законе «Об образовании в РФ» тот самый принцип добровольности, который в июле прошлого года продекларировал Владимир Путин и который уже фактически действует в школах.

После отмены обязательных уроков татарского языка в школах республики тлевший долгие годы и разгоревшийся в полную силу осенью прошлого года этнолингвистический конфликт, казалось бы, сошел на нет. Но 10 апреля в Госдуму был внесен законопроект, который вновь заставил татарстанские власти занервничать. Документ предлагает внести поправки в ФЗ «Об образовании в РФ». А именно, прописать в законе, что «преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации осуществляется на добровольной основе и не может осуществляться в ущерб преподаванию и изучению государственного языка Российской Федерации». Выбор языка обучения и родного языка должен определяться с учетом потребностей обучающихся и их родителей, иными словами, по заявлению пап и мам.

Примечательно, что среди авторов законопроекта — представители всех думских фракций, представляющие в том числе национальные республики — Чечню, Чувашию, Марий Эл… Но не Татарстан.

На вопрос «Вечерней Казани», что побудило парламентский интернационал выйти с такой законодательной инициативой, один из авторов документа — депутат Госдумы от Чувашии, Марий Эл и Ульяновской области Олег Николаев пояснил:

— Законопроект является результатом аналитической работы, проведенной после заявления главы государства в июле 2017-го на Совете по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле о том, что недопустимо принуждать граждан изучать неродные языки и снижать часы преподавания русского. Экспертами были проанализированы федеральные и региональные законодательные нормы на этот счет. В результате мы все-таки пришли к выводу, что необходимо законодательно закрепить однозначную и ясную трактовку языкового вопроса — приоритет в изучении государственного русского языка и принцип добровольности в изучении родных языков из числа народов Российской Федерации. Их изучение должно стать правом, а не обязанностью.

Я сам по национальности чуваш и отец пятерых детей, младшая из которых в этом году пойдет в первый класс. Я вижу, как подрастающее поколение относится к обязательному изучению национальных языков, и мои дети подвержены общему настрою, хотя они не имеют ничего против родного чувашского… В последние годы сформировалось всеобщее неприятие к принудительному изучению родных языков, особенно в городах, где живут люди разных национальностей.

Сейчас для национальных республик важно пересмотреть подходы к преподаванию языков. Людей нужно заинтересовывать, а не заставлять. Как в одной рекламе говорилось: «Кормить надо лучше, а не крылья подрезать». Внутренняя мотивация дает больше результатов. Я знаю много примеров, когда люди других национальностей, приезжая в республику, через какое-то время начинали не только понимать чувашский язык, но и разговаривать на нем. Потому что это было им необходимо для жизни, бизнеса. А вот когда уроки в школах навязываются, а дети мучаются, особенно других национальностей, для которых преподаваемый язык не является родным, это ни к чему хорошему не приводит.

— Как вы прокомментируете заявление властей Татарстана, озвученное официальной представительницей казанского Кремля Лилией Галимовой, о том, что ваш законопроект несет в себе конфликтогенный потенциал?

— Я думаю, госпожа Галимова сделала это заявление, исходя из действующего законодательства Республики Татарстан. Очевидно, что в случае одобрения Госдумой наших поправок в федеральный закон национальным республикам, в том числе Татарстану, придется привести свое законодательство «по языкам» в соответствие.

Первое рассмотрение законопроекта думским комитетом по образованию состоится, по словам Олега Николаева, в середине мая.

Татарстанский парламент в свою очередь готовит ноту протеста на федеральную инициативу.

— Данный законопроект мы обсудим на ближайшем заседании нашего комитета, где примем коллегиальное решение по поводу него, — сказал «ВК» председатель Комитета Госсовета РТ по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Разиль Валеев. — Предварительно могу сказать, что многие депутаты против этой инициативы. На наш взгляд, она противоречит некоторым положениям Конституции России.

Валеев отметил, что законопроект, прописывающий принцип добровольности изучения национальных языков, обсудят и на ближайшем заседании Госсовета РТ. А затем направят резюме в Госдуму.

Эксперт Института национальной стратегии Раис Сулейманов не исключает, что Татарстан использует свои «сильные лоббистские возможности в Госдуме», чтобы попытаться завернуть законопроект. Такое уже было в 2015 году, когда истекал срок для переименования руководителей регионов из президентов в глав, напомнил он.

Комментируя резкую реакцию казанского Кремля на законопроект, Сулейманов сказал:

— Властями Татарстана и национально ориентированной общественностью события 2017 года воспринимаются как поражение в политической игре с федеральным центром. Наиболее болезненно был воспринят не столько отказ Москвы продлевать сакральный договор о разграничении полномочий, сколько отмена обязательного татарского языка в школах. Почему? Потому что национальный язык — символ государственности. Именно поэтому они по сей день с таким упорством борются за языковую обязаловку. До последнего времени республиканская элита рассчитывала сложившуюся ситуацию как-нибудь отыграть. Когда вводился предмет «Родной язык», людей принуждали выбирать татарский язык, а вместо родного русского подсовывали риторику, краеведение… Надеялись, что Минобрнауки РФ вот-вот примет новые федеральные образовательные стандарты, согласно которым государственные языки республик войдут в обязательную программу. И тут неожиданно возник этот законопроект, реакцию на который озвучила татарстанская Дженнифер Псаки. Самое нелепое в ее заявлении то, что добровольность несет в себе «конфликтогенный потенциал». А принудиловка, получается, залог мира и дружбы?

Источник


Один Комментарий

  • Александр

    24.04.2018

    Странно звучит термин «нота протеста». Как будто правительство независимого государства «Татарстан» во враждебное государство «Россия» дипломатический протест заявляет.

    Ответить

Добавить комментарий